«Школа вредна для детей» от Джона Холта

Размышления выдающегося реформатора в сфере педагогики и бывшего учителя Джона Холта о врожденной детской любознательности и о том, что самые важные вопросы в жизни не изучают ни в школе, ни в университете.

Почему школа вредна для детей

Фотография Джона Холта с johnholtgws.com

Практически каждый ребенок, стоя на пороге школы в свой первый учебный день, куда умнее, любознательнее, бесстрашнее, лучше ориентирован в поиске необходимых знаний, уверен в себе и независим, чем он когда-либо станет в свои школьные годы. И, если только он не до крайности необычен или удачлив, то не станет лучше и во всю свою жизнь. Ведь к этому моменту, только благодаря своей внимательности и взаимодействию с окружающим миром и людьми, ребенок уже справился с задачами, куда более сложными, чем те, которые встанут перед ним в школе, причем без формальных школьных инструкций. Ребенок преодолел языковой барьер. Он открыл для себя речь – а ведь дети даже не знают, что она существует – а он выяснил, как речь действует и научился ее использовать, постепенно совершенствуя ее, до тех пор, пока она не заработает, как следует. И по мере обучения речевым навыкам, ребенок обучается множеству других вещей, включая те принципы, которые, по мнению школьной системы, он самостоятельно познать не может.

И вот он входит в школу, любознательный, решительный, энергичный и искусный ученик. Мы сажаем его за парту, и чему же мы его учим? Многим вещам. Во-первых, тому, что учеба отделена от жизни в реальном мире. «Ты приходишь в школу учиться», говорим мы ему, как будто до этого ребенок ничему не учился, как будто обучение происходит вне жизни и никак с ней не связана. Во-вторых, что ему, ребенку, не доверяют в деле обучения и что он ничего в этом не смыслит. В обучении чтению – навыку куда более простому, чем те, что он уже успел освоить, все как бы говорит ребенку: «если мы не заставим тебя читать, ты и не будешь читать. Если ты не будешь в точности следовать нашим указаниям, ты не научишься читать». Проще говоря, ребенок начинает понимать обучение как пассивный процесс, как нечто, что кто-то делает за тебя, а не как то, что ты делаешь ради себя самого.

Помимо этого ребенок учится тому, что он бесполезный, не заслуживающий доверия, годный лишь для того, чтобы исполнять чужие приказы, пустой лист для тех, кто возьмется что-нибудь на нем изобразить. Конечно, в школе мы много говорим о том, что ребенка и его индивидуальные особенности нужно уважать. Но наши действия, в противовес нашим словам, говорят ребенку, что его опыт, его сомнения, интересы, потребности, то, что ему уже известно, а так же то, чего он хочет, о чем мечтает, в чем хорош и в чем нет – все это не значит ровным счетом ничего, не стоит и ломаного гроша. А что здесь имеет значение – единственное, что имеет значение – это то, что знаем мы, то, что считаем важным мы, то, что мы от него хотим. Ребенок разучивается задавать вопросы – учитель здесь не для того, чтобы удовлетворять интерес ребенка. Научившись скрывать свой интерес, ребенок быстро начинает его стесняться. Не имея шанса разобраться в себе, развить собственную личность, ребенок быстро принимает ту оценку, которую взрослые ему дают.

Фото с relevantquestions.blogspot.ru

Он учится и другим вещам. Тому, что ошибаться, сомневаться в своей правоте, запутываться – это настоящее преступление. Правильный ответ – это то, чего хочет школа, и ребенок учится выпрашивать эти ответы у учителей, зубрит, заставляя убедить учителей, будто знает то, о чем не знает. Он учится увиливать, врать, притворяться, мухлевать. Ребенок учится лени! До прихода в школу он мог часами работать, не помышляя ни о каком поощрении, над тем, чтобы понять мир. В школе, подобно рядовому, выполняющему наряд, он учится изображать деятельность, учится не работать, пока «сержант» не смотрит, следит за тем, смотрят ли за ним и делает вид, будто работает, когда на него смотрят. Ребенок учится тому, что в жизни ты делаешь лишь то, что тебя заставляют делать, что ничего не стоит того само по себе, а если и стоит, то к школе не имеет никакого отношения. Он учится скучать, работать, не включая разум в процесс обучения, сбегать от реальности, окружающей его, в мечты и фантазии – но не те фантазии, которые занимали его до школы и частью которых он активно становился.

Ребенок приходит в школу с интересом к новым людям, особенно к другим детям, но в школе его учат не замечать их. Самое интересное в классе, а порой и единственное, на что следует обратить внимание – это другие дети, но его заставляют вести себя так, будто никого в классе больше нет. Ребенок не может общаться с ними, взаимодействовать, улыбаться.
На самом деле, ребенка заставляют вести себя так, будто ничего вокруг не происходит. Можно сказать, что вся школа – это просто бесконечный урок того, как отключиться от мира вокруг тебя. Школа мало того, что скучная, она еще и малопривлекательная, бесчувственная и бесчеловечная.

И вот в этом месте, где никто не говорит ничего существенного, где каждый как бы играет роль, как в шараде, где учителя не более открыты для своих учеников, чем сами ученики для учителей и друг друга, где сам воздух вибрирует от подозрений и тревоги, ребенок живет в постоянном страхе, сохраняя свою энергию для коротких моментов в жизни, которые для взрослых слишком тривиальны, чтобы обращать на них свое внимание. Редкий ребенок, пройдя через такое, сохраняет знания, интерес и независимое чувство собственного достоинства.

Наш закон об обязательном школьном образовании однажды сослужил полезную службу. Он защитил право детей на получение хоть какого-то образования, которого их могли бы лишить родители в угоду работе на ферме, в магазине, шахте и т.п. Сейчас этот закон не помогает никому – ни школам, ни учителям, ни детям. Каждый учитель знает, что ребенок, который не желает находиться в школе, не только не учится ничему, так он еще усложняет эту задачу для всех остальных. А что до эксплуатации детей, так именно школы сейчас этим и занимаются.

Мы должны вытащить детей из школ и дать им возможность узнавать о мире из первых рук. Это новая и дурацкая идея, что для обучения детей нужно изъять их из мира и изолировать в кирпичных коробках. Если не считать родителей и других близких людей, ребенок не контактирует ни с кем из взрослых, за исключением тех, для кого он является профессиональным объектом. Ничего удивительного в том, что ребенок не знает, что представляет из себя жизнь взрослого или его работа. Ребенок, который учится говорить, делает это не за счет того, что его постоянно поправляют, иначе он бы просто не стал говорить. Он сравнивает то, как говорит он и то, как общаются другие и делает это тысячу раз в день. Понемногу он вносит необходимые изменения, чтобы говорить как те, кто его окружает. Таким же образом он учится другим вещам – ходить, бегать, карабкаться, кататься на велосипеде, коньках, играть в игры – он сравнивает свои успехи и действия более опытных людей и вносит необходимые изменения.

Но в школе мы никогда не даем ребенку самостоятельно искать свои ошибки. Мы делаем это для него. Мы делаем это так, будто, не укажи мы ребенку на ошибку, он ее никогда не заметит, и не исправит ее, если мы его не заставим это сделать. А скоро он станет зависим от чужой корректуры. Нам следует дать ему самому заняться своими ошибками. Дать ему возможность понять значение слова, решение проблемы, к какому бы решению он самостоятельно не пришел. Наша работы должна быть в том, чтобы помочь ребенку в том случае, если он обратится за нашей помощью. Давайте покончим с глупостью оценок и экзаменов. Мы не знаем как понять и измерить реальные знания другого человека и то, как он понимает что-либо. Мы не можем понять этого, задавая ему вопросы. Мы можем понять только то, чего он не знает, собственно, для этого и нужны тесты. Избавьтесь от тестов и дайте ребенку спокойно учиться тому, что каждый образованный человек должен знать – как оценить степень собственного понимания и как понять, что он знает, а чего нет.

Люди запоминают только то, что им интересно и полезно, то, что делает происходящее осмысленным и помогает жить. Все остальное люди быстро забывают, если вообще учат. Идея «свода знаний», которую используют в школе и перенимают на всю оставшуюся жизнь – это нереально в условиях мира, столь сложного и постоянно меняющегося. Да и вообще, самые важные вопросы и проблемы нашего времени не проходят ни в школах ни даже в университетах.
Дети стремятся, даже после долгих лет мнимого школьного обучения, понять мир, себя и людей, их окружающих. Дайте им заняться этим делом, с нашей помощью, если они о ней попросят и таким образом, какой для них представляется наилучшим.

Команда портала «Вдохновляя семьи»

Читайте также:

Запись опубликована в рубрике растить детей с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.