Про прощение

Автор текста: Яна Горбовская /источник/

Шотландцы говорят: «Прости недруга своего. Но имя его запомни».
Я всегда начинаю с шутки, когда затрагиваю сложную для меня тему. Сложной она бывает тогда, когда берется где-то из глубин души, особенно если эту душу поцарапали и подкоптили. Так что впереди нас ждет текст, полный картинок с ванильными цитатами и защищающего нежное брюшко моей души толстого юмора:
Я собираюсь говорить о прощении.

Самое лучшее, что я выучила о прощении, это:
• Простить — не значит признать, что то, как с тобой поступили, приемлемо.
Почему-то большинство считают, что прощение — это признание того, что человек имел право сделать тебе больно. Это неправда. Прощение — это признание того, что ты можешь не тащить это событие дальше и можешь не позволять ему определять тебя.
• Простить — не значит принять человека обратно в свою жизнь.
Можно простить, чтобы не застревать на месте и не тратить свою энергию на попытки унять боль, но при этом за тобой всегда остается право признать, что без обидевшего тебя человека тебе явно живется лучше.
• «Ты не можешь простить, пока человек не раскаялся» — миф.
Самое приятное в прощение — это то, что контроль над ситуацией находится у тебя. Обидчику необязательно раскаиваться для того, чтобы ты мог отпустить злость и перестать тратить свои силы на него.

Как сказал один умный человек, прощение — это отказ от права сделать больно тому, кто сделал больно тебе. И сохранение энергии для того, чтобы пустить ее на нечто более продуктивное.

Для меня дорога к прощению была довольно длинной, и внутри поста — все, что мне удалось собрать по пути (карты, вехи, рецепты и немного музыки в конце).

Умение прощать и отпускать никогда не было моим коньком. Я всегда сильно привязываюсь к людям, а потом не менее долго помню или даже испытываю обиду, если мое доверие оказывается обманутым. Мои близкие знают, что любимой тактикой у меня всегда было напустить вид безразличный, но еще долго переживать, и в голове я имела обыкновение таскать приличное такое кладбище из людей, которые сделали мне больно.

Воспитывалась я в христианской семье, где прощение всегда было (должно было, по идее) сопряжено с мудростью понимания, принятия и добродетели, а т.к. я еще в том возрасте, где мудрость даже еще не начинает отрастать, то для меня процесс отпускания сопровождался подавлением. Как показала практика, я в этом не одинока: почти все, кого я знаю, подавляют эмоции и так живут, пока само не перекипит.

Но в этом году у меня появился человек, который научил меня прощать (спасибо ей). Я все еще учусь любить, и для меня близкие отношения самоценны как явление, и этот раз был не исключением, но дружбе суждено было разрушится без моего желания.
Когда же это случилось, я неожиданно поняла, что не хочу.
Не хочу застревать в этом и тратить еще больше сил.
Не хочу тайком следить за жизнью человека.
Не хочу переживать.
Не хочу врать себе и окружающим.
Не хочу нести это с собой.
Меня это тормозит, и я уже и так слишком много вложила сил, чтобы продолжать тратить их дальше. После этого понимания оставалось только поджечь все мосты и дать прошлому стать прошлым, а не тащиться следом за мной, как зомби.

Сделать это сразу не вышло: любые длительные отношения становятся липкими, особенно когда рушатся. Зато отсюда началось мое путешествие к точке прощения, т.е. отпускания переживаний и эмоций до того, что я не вспоминаю о человеке, пока общие знакомые не принесут вести с чужих берегов. И даже тогда внутри ничего не шевелится.

Как любое большое приключение, этот путь делится на сколько важных вех.

Веха первая :: Расчистить препятствия

Чаще всего мы сами себе мешаем облегчить ношу тем, что не признаем факт ношения запрещенного (самим себе) расстройства за пазухой.
Нельзя простить до тех пор, пока ты не признаешь, что задет.
У меня эта защитная реакция принимала разнообразные формы, суть которых скатывалась к нежно лелеемой гордости. Я могла
— сделать вид, что ты понимаю и прощаю человека, когда это было не так (понимание может не иметь ничего общего с прощением; с брезгливостью, оторопью, неприятием — да, но необязательно прощением)
— сделать вид, что мне все равно (но подспудно следить за человеком)
— продолжать обсуждать и мусолить тему с друзьями с тем же безразличным видом («я три дня бежала за вами, чтобы сказать вам, как вы мне безразличны» — это оттуда)

Все это со стороны выглядит жалким, если уж на то пошло. Особенно если раскол случился с близким человеком: близкие люди всегда знают, когда ты напускаешь вид безразличный, а в душе еще кипишь.
Смирения и прощения во мне ни на грош, если меня задели, мой первый импульс — уничтожить угрозу моему покою и счастью. Понимание этого дало возможность двигаться дальше.

Веха вторая :: Признать свои эмоции

Когда перестаешь усиленно делать вид для окружающих и для себя, что тебе все равно, настает время познакомиться со своими новыми друзьями: настоящими эмоциями.
Что тут можно сказать?

Да все, что наскребется по стенкам закопченной твоей души, все эти слова-гарь, слова-накипь. Надо их отскрести от себя, бережно, но честно.

«Я задет. Мне обидно. Мое доверие обмануто. Я не могу поверить, что ты так вообще можешь поступать. Такое поведение — более, чем недостойно. Как тебе не стыдно, я все делал для тебя, а ты вот так? Откуда столько эгоизма? Я думала о тебе лучше, чем стоило. Ты никудышный друг. Ты меня предал. Ты не заслуживаешь ни моего тепла, ни моего участия, ни моих эмоций. Я не желаю тебе добра после твоего поступка.» — все, что угодно, лишь бы было правдой. Всю магию конфликтологии с ее «не вини в своих эмоциях другого/ начинай с «мне», а не с «ты»» и прочие тонкости оставьте конфликту — то есть ситуации, когда вас двое. А когда тут только вы и ваша обида составляете из себя одно целое, нужно проявить немного силы и смелости и честно признать: вы считаете обидчика говном и ненавидите его до глубины души. И это нормально, потому что вам больно. Это — просто форма защиты. Настоящие эмоции и мысли не всегда красивые, зато они всегда честные. И они всегда — всегда — зачем-то нужны.

Можно написать письмо, которое постепенно превращается в роман с нуаровыми потеками соплей среди готического хоррора вашей ненависти, где соблюдены все законы жанра душевной драмы с желанием достать топор и вспомнить Раскольникова. Но не вовлекайте в это посторонних или общих знакомых. Ваши эмоции — ваше дело.

Вообще, письма — дело хорошее. Мне не помогало, до тех пор, пока я не научилась их структурировать. Итак, сначала на двадцати страницах в ярких эпитетах можно объяснить, почему ваш бывший друг/возлюбленный — козел, и как вам плохо.
Потом, когда фонтан вдохновения иссякнет, можно перейти к следующему этапу.

Веха третья :: Понять оппонента 

Влезть в чужую шкуру — само по себе то еще приключение. Под этими шкурами могут таиться лабиринты и пещеры и не всегда оттуда можно выйти, не подкоптив зад. Но оно того стоит.

Понимание — и правда ключ к прощению, «но есть нюанс». «Я понимаю, что тобой руководило себялюбие, какой ж ты урод, как я мог так ошибаться в тебе» — это не совсем то самое понимание, друзья.
То самое — это примерно такой текст: «Я осознаю, что тебе было страшно и неприятно, когда я делал не так, как ты хотел. Но я имел на это право и делал это не на зло. Я не вписывался в твое мировоззрение,это мучило тебя и отреагировал, как смог. Ты просто такой. Это не моя вина и не твоя. Так вышло».
Или «Я понимаю, что ты привык к тому, сколько я для тебя делаю и воспринимал это, как должное. Мы все хорошее воспринимаем, как естественный ход вещей. Я сам такой. Мне стоило четче озвучивать тебе свои эмоции и мысли. Ты не умеешь читать мысли. Ты просто такой. Это не моя вина и не твоя. Так вышло».

Понять — это осознать, что двигало человеком, и понять, что тут нет ничьей вины. Так вышло, это естественный, хоть и уродливый порой ход вещей. Мы же не злимся, что настала зима? Мы понимаем, что так бывает — зима настает.
С обидой — то же самое.

Дайте другому право быть козлом по своим причинам. Дайте себе право не нести за это ответственность. Переходите к четвертой вехе пути.

Веха четвертая :: Простить себя

Не самый очевидный пункт, но очень важный. «Как я могла так ошибаться в тебе» — эта фраза как-то появилась у меня во время признания, что я хочу жечь напалмом и передать человеку весь спектр своих эмоций, и она послужила хорошим стоп-сигналом. Я довольно сильно застряла головой в причиненной мне боли, хотя вроде от души поработала с тем, чтобы простить и отпустить. Но раз за разом возвращалась к этой теме.
Мне казалось, я никак не прощу человека.
Оказалось, я никак не могу простить себя. Произошедшее нарушило мою целостность, причинило мне страдания, а ведь я сама несу ответственность за собственную эмоциональную безопасноть. А значит, я позволила кому-то сделать себе больно.

Если у вас встречаются в голове фразы, начинающиеся с «Как я мог/ла (так ошибаться/верить тебе/быть такой слепой/свой вариант)…», значит, этот пункт важен и для вас.
Мы всегда полагаем, что хорошо знаем тех, кого любим; что наше хорошее отношение сделает людей лучше и бог знает, что еще. Но если мы ошибаемся — это не значит, что мы виноваты. Это значит, что мы просто сильно любили человека.
А в этом точно нет ничего стыдного.

Веха пятая :: Извлечь свой урок

Самые трудные уроки обычно самые полезные, а значит, в любой ситуации, где ты разбит, устал и нуждаешься в утешении, лежит спрятанный подарок, которым ты сможешь воспользоваться позже. Главное его просто заметить.

Кроме того, никакие отношения не бывают стопроцентно пустыми, мы все друг другу что-то даем.
Когда я села писать весной свое неотправленное письмо (то самое, нуарово-готичное), в самом конце я сделала приписку: «Спасибо за…», — собираясь перечислить пару вещей, которые действительно вызывали у меня благодарность.
Список растянулся на лист, хоть и занял у меня два дня и один вечер в парке на скамейке с четками в руках: я дала себе слово, что не встану до тех пор, пока не наберу благодарности ровно на количество бусин.
Со скамейки я встала с легкой душой.

У вас наверняка тоже есть свои уроки, которые можно извлечь из расставания. Пусть они не будут горькими («никому не доверять, никого не любить»), а такими, которые пригодятся на будущее (никогда не относиться к предубеждением к идеям, людям или традициям, они могут быть прекрасны; если у вас с человеком диаметрально противоположные ценности, то вы можете хорошо общаться, но для близкой дружбы нужно приложить много сил — и нужно оценивать сразу, хочешь ли ты тратить эти силы; и т.д.).

Это может потребовать времени. Это может потребовать четок и скамейки в парке. Но под хорошую музыку дело будет спориться легче, а еще более невесомым вы почувствуете себя, когда наконец-то сможете отпустить.

Берегите себя.

Читайте также:

Запись опубликована в рубрике женская сила с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.